badly_unequal: (диван)
***
На самом деле чай из мяты, имбиря и яблока действует на меня отрезвляюще. А с пустырником так вообще можно бегать и радоваться осени. Кто тут ниндзя-черепашка? Мы их всех порвем.
***
Небо на визитке Instax mini смотрится игрушечно и даже как-то волшебно. Я сделала себе прекрасный подарок. Ира молодечик и красава. Никто не понимает, но они же магглы все, что им знать о пользе бесполезных няшек.
***
Братик братику рассказывает целые предложения про то, что было вчера и сегодня. Звучит это приблизительно "Мама коти ука акика... эээ, апав. Папа бри! Дай покейка. Ы" Вот вы не поняли небось ничего, а это же целая история. И перевод ее очень прост: Мама, котик украл сосиску. Она упала. Папа накричал на котика "брысь"! Дай печеньку, а? Ы. И почему переводчикам не дают молоко за вредность? А еще ребенок научился торговаться. "Мама, дай угука (игрушку)" "Тима, ложись спать" Тима, вопросительно и протягивая печеньку "Покейка?". И ведь понимает же, что властелин мира тот, у кого покейка) Мама вся в восторгах и миммими. Ребенок говорит!
***
У меня в инстаграмме целая вязь красивых людей, я открыла для себя пинтерест и, блин, я не понимаю как можно страдать фигней и не делать свою жизнь красивой самим. Сама себе волшебная палочка и Гарри Потер. Лекций не дождетесь)
***
Азалия зацвела второй раз. Бегаю по периметру и радуюсь как дурная. Я - цветовод любитель. Пашти што фея. Никогда раньше маленькие успехи не приносили мне столько фана. Плюсик в карму. Я научилась ценить то, чего достигаю.
***
Этот стишок долго валялся в закромах. Не знаю зачем он там валялся, пусть тут полежит.

Длиной в один звонок

Слушай давай приеду и сварим суп
Ты ведь давно не ела ни суп ни хлеба
Это ведь три квартала потом налево
Я ведь успею, Господи, я спасу.
Слушай, да к черту виски, я трезв и зол
Этот дурацкий снег и больное горло
Кот еще уронил на себя вазон
Голосом? Где там голос, от крика сорван...
Я вот о чем хотел бы тебя спросить,
Помнишь? Что говоришь? Позвонили в дверь и..?
Я и в себе-то в сущности неуверен...
Господи, я почти перешел на сип.
Что я несу, вот сердце в руке несу
Если зажать, оно не стучит - клокочет
И шелестит как сорванный колокольчик
Безъязычковый, сломанный, на весу.
Эхо звучит как выстрел, валяй, стреляй
Бог, истоптавший сердце и мокасины,
Нам приказал закрашивать небо синим
Я - Буратино, Отче, а не маляр.
В сердце моем метели и крик совы,
Нет ничего что может терпеть и биться
Сердце мое похоже на ломоть пиццы -
Там, наверху красиво, но все мертвы.
Слушай, а впрочем, знаешь, взведи курок
Вся моя жизнь вместится в короткий выстрел
может быть мы и вправду всего лишь искры
кем-то там припасенные, лишь бы впрок.
Надо б поостеречься и падать ниц
Только не напоказ, а вот так чтоб честно
Что ты там куришь? Помню ты раньше Честер,
А еще раньше птицы с твоих ресниц...
Что ты молчишь? Сто тысяч дурацких лет,
Как-то все слишком глупо, чтоб быть взаправду,
Мы с тобой как безбожные времякрады,
Только что без патетики и колец.
Слушай, давай приеду, пока метро,
В пасть темноты не скрылось шипя и морщась,
И простою фигурой чужой замерзшей
в окнах твоих.
дурацкий ночной синдром.
Нет? вот и пуля, мокнущая внутри...
Вроде должно быть больно, пока что теплым
Льется тупая нежность, ползет по окнам...
Замуж? Через субботу?
Один,
два,
пли...
В трубке его гудки, морзяной пинкод
Так и не позвонил - не посмел - не струсил
Десять веков назад завязался в узел...
Так до сих пор завязанным и живет.
badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (диван)

Поезд вышел из зон комфорта и едет в Вогель

Или где там еще снега поврастали в землю

Говорят там с волками бродит печальный Один

Наблюдая как Бог слепых от беды отводит

И как каждый из них незыблем и неотъемлем.

Все дороги ведут на Север, но сбились с ритма

Стал брюзглив и криклив Малыш, потерялся Карлсон

Говорят по сусекам выскребли все повидло

И теперь сквозь него ни неба, ни звезд не видно

Хочешь света — рисуй, но у нас ни мелков, ни масла.

Руки в мутную воду и нет пескарей там вовсе,
Пролилось сквозь тугие вены, ушло под тину...

Злые люди прийти не смогут, прислали осень,

Чтоб она заплетала время в дожди и косы

И болела в тебе как корь или скарлатина.

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind

badly_unequal: (диван)
Нічого такого

нічого такого, щоб ти не могла не віддати
холодний мак'ято, боб ділан, три фото, дві дати,
вони не повірять у те, що у цьому весь світ.
нічого такого, що мало б боліти, чи жерти,
ну знаєш, як ласо кохання жере свою жертву,
а іноді навіть буває за вечір по дві.
нічого такого кажу тобі - вітер по сходах -
небесний адмін наче геть переплутав всі коди
і нам не дісталось ні матриці, ні vpn.
нічого такого. мовчанка. метіль тополина
ніяк не виходить забути. ні сердцем, ні клином.
нічого такого. такий собі не хеппі енд.

(с) badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (диван)
Тридцать суток до снега

Смски нас садят на цепь, мы — цепные собаки,
Терпеливые, нежные, злые, да просто зима,
Ожидание виснет на окнах и сводит с ума,
Небо — смятая простынь, а солнце — расплавленный факел.
Не пиши мне про то, что ты любишь колючие кофты
Капучино с горчинкой, и мягкий черничный капкейк,
Я листала альбомы — на нас уже сняли римейк,
И не мы в нем молчим под дождем и едим панакоту.
До суботы сто сорок минут, это больше, чем вечность,
У мобильника гаснет заряд, зажигаются окна,
Этот мир обручальным кольцом в одиночество вогнут,
И ступает по краю и виснет котомкой заплечной...
До субботы сто сорок минут, тридцать суток до снега,
Говорят будет терпким январь и кислить мандарины,
Говорят нам с тобой этот новый январь подарили,
Чтобы мы собирали себя словно домик из лего
Каждый раз по кирпичику в паз, каждый раз будто первый.
Мы — ручные игрушки зимы, пальцем тронешь — застынем,
Мы почти никогда, нет совсем никогда не бываем, не будем простыми
Мы — цепные собаки зимы, у нас крепкие нервы.
Тридцать суток до снега, подстрочник, я больше не... Точка.
6 минут до ответа — не надо, там больше не дышит...
За стеклом застывают с ладошку размером ледышки
Я целую тебя, мой хороший, в запястья. И в ямку за мочкой.
Ну и что, что сбивается ритм, кто здесь ставил на четкость,
Вы не смыслите в этом ни парьтесь, не морщите скулы.
Мы стоим с ним обнявшись у самого черного дула
Ветер бьет нам в лицо такт за тактом глухую чечетку.

(с) badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'
badly_unequal: (диван)
Именно так, вначале включить музыку, потом читать. Самая красивая в мире песня.

Пепел

Hey, love, stay the fuck out of my home (c)

В общем ее размыло. Вытрясло. Разбросало.
Как там еще бывает любить без дна.
Тот, кто придумал этот дурацкий слалом
Знал, что тоска на выдумки не бедна.
Как же ломает, Господи, как же душит,
Как же на каждый шорох болит в висках
Вот он сидит фальшив весь и весь натужен,
Молча сидит и глушит дряной вискарь.
Вот он чужой, хороший, дурак, предатель,
Вырвать бы сердце с корнем и греть в горсти,
Как же ты, Отче, знаешь кого по дате
Пальцами ватными на нелюбовь крестить?
Вот он сидит и смотрит и пусто-пусто,
Там у него в глазах и в ее внутри,
Пальцы сжимают пальцы почти до хруста,
Кофе вгоняет в спячку, а не бодрит.
Сколько их было — чашек на пол-глоточка,
Каждому чтоб досталось, всего по два...
«Господи, ты уверен, что это точка?
Господи, ты уверен, что я жива?»
Вдох на разрыв аорты и воздух давит,
Будто сто тысяч лье над тобой плывет,
Слушай, я будто знаю, что понял Авель,
В ночь когда брат ему распорол живот...
Слушай, я будто знаю, что боль как молот,
Это не та, что режет и плавит плоть,
Это когда ты яблоко проколола,
А изнутри весь высох и сдулся плод.
Больше, чем эта пустошь ничто не крошит
И не кричит на выдохе битым зверем
Авель как пить дать знал, что он будет брошен,
Но все равно любим... от любви — по вере.
Слушай, а впрочем, знаешь, я отпускаю,
Ямочки, скулы, точки, крестцы, прожилки...
Я отпускаю, «Каин», ты слышишь, «Каин»,
Там без меня как будешь? Скажи мне: «Жив ты?»
Вот он сидит не мой, все отдал, все отнял,
«Что ж ты так бьешь под дых — что ж тебе неймется?»
Пусто в глазах, так пусто, как дно колодца -
«Ну же, бросай быстрее, хороший, вот я».
Пепел струсила с пальцев, сглотнула, встала,
Вытрясло, разбросало, статична тьма,
«Дай мне, Господь, теперь не сойти с ума
И еще по дороге чтоб не шатало»...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (sleep)
Крестики-нолики

Девочка-нас-придумали одевается в лучшее платье и делает маникюр
Через час у нее свидание и надо выглядеть как мадонна
3 по 3 седативного, висяк, 2 бурбона, молитва и перекур,
После всех этих устриц в горшочках надо будет заехать в Макдональдс.
Этот мальчик ее не вмещается в сердце и в строчки, и в сюр
И на кончик иголки старой, и в битый кувшин с душою
Она медленным шагом выйдет из подворотни, он отправится на Хонсю
Они снимут два стылых номера в горном кемпинге, самом дешевом.
Жизнь расставит ноли и крестики, шашечки-шахматы
Будут порознь ходить, рука в руке, по ниточке, по углям
И сердца застучат друг о дружку как дверцей распахнутой -
У него в рукаве поистершийся туз, у нее во рту кляп...
И в теориях великовозрастных это не жизнь - говно,
Надо все переделать, родиться по новой, стать важным ученым,
Но когда она пьет с его губ запах моря и розовое вино,
Ей плевать на все эти теории. Она хочет быть обреченной.

(с) badly_unequal aka Blacksymphony, rewind


badly_unequal: (sleep)
Важное

Ты хочешь смелости или важное?
Они же выпьют тебя до дна,
 И ты вот так пролежишь одна,
 Вся перебитая и бумажная.
 Вся ненаписанная, неспетая,
 Вся непрочитанная под джин,
 Все врут и больно от этой лжи,
 Как будто душу связали петлями
 И наступили на узелок.
 Тебя взяло, ведь, смотри, взяло
 А говоришь, ничего не плачется,
 А ведь, поди, не Микеле Плачидо,
 Чтоб ежедневно борьба со злом.
 Они подавятся ведь обломками,
 Когда изрежут тебя и скомкают
 Когда завяжутся и с котомками,
 Уйдут в рассвет сочинять закат.
 И просидишь в себе как ЗеКа.
 А ты же девочка, не транскрипция
 Тебе бы с куклами, в платье ситцевом,
 А ты - «война, говорю, война».
 Кому ты будешь еще нужна
 Такая вязкая и охрипшая?
 Спросил бы Будда за ланчем с Кришною
 Когда у зла перерыв на сон.
 Уже не носят такой фасон
 И куклы нынче не куклы — дрянь.
 Куда ж ты, детка, в такую рань?
 Не включен свет, не горит экран,
 И ветер с моря и воздух прян
 И принц твой спит и сопит во сне.
 А с неба в руки январский снег,
 И небо цвета — неспелый лайм,
 Тебе не высчитать их uptime
 Как не старайся и в том вся соль.
 А Кришна с Буддой едят фасоль
 И говорят, что разлил тосол
 Какой-то танкер в пролив Буссоль...
 А ты красивая как Ассоль
 I mean I'm trying to find a soul
 Там, где растет только белый пух.
 Давай не будем, давай не вслух...
 У Будды с Кришной свежо отчаянье
 Как сумасшедшие лодки чайные,
 Взлетая бабочками из сот,
 Уходят в штопор со всех высот.
 Ты хочешь смелости или важное?
 Здесь приземляются лишь отважные...

(ц) badly_unequal aka  Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (smart cat)
cigar_bg
Epic win

I'm surrednded by strangers,
they all seem deaf
and I'm singing to my old gun,
I'm trying to find where the story ends,
but I came where it all begun.
Did you know that the sun
woke up at five
and still did not go home for sleep
I was trying to find my exit here -
I'm stuck like an old red clip
Listen, baby, I'm tired of being
nobody to nobody
Well enough is enough
and I ate the whole plate indeed
When you left
the world ended
and all was swept
away by the dusty wind
Tell me, baby,
I'm not quite sure,
since the world just ended who wins?

(c) badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (sleep)

Когда я выезжаю вечером на трассу, неважно какую, Окружную, Одесскую или другую и вижу этот жуткий сизый угар, который уже и смогом назвать трудно, мне хочется бежать, бежать во всю мощь и прыть куда-нибудь в поля. Тотальный дауншифтинг, никакого социума, никакого интернета. Именно поэтому даже в 11 вечера меня можно встретить в Пуще в парке с ребенком. А в выходные, Александрия, да... Там сейчас пахнет пожухлой травой и каким-то таким осенним одиночеством, но не прогорклым и вязким, нет, тем одиночеством, которое врачует все раны и ссадины, одиночеством, которое приносит облегчение и притупляет боль. Бродишь между аллеями, фотографируешь, садишься на корточки, пишешь в молескин, пока ребенок спит у тебя на груди в рюкзаке. Все очень размеренно, все важно и не важно одновременно. 
Туман
Шишки
И можно


Read more... )


Read more... )

И обязательно над всей этой безмятежностью есть свой он - большой и важный, и на-зиму-пушистый. Его котейшество. Потому, что если его там нет, значит он поел и спит. Только и всего. Вся кошачья математика чисел.
Кот. Просто кот
Да и где ему как не тут, когда тут из-под воды такие спины... Или сначала плавники, потом спины. Кто ее добычу разберет.
Карпы под водой
Или вот смотреть на то, как медленно вода точит камень и думать о том, что где-то есть место, где все реки мира соединяются в одну большую сильную реку и она течет себе в море и совершенно не думает ни о чем, кроме этого течения... Большие рыбы несут ее на своих спинах.
ВодопадТуман и река
И
Read more... )

И
Read more... )
Дерево
Он заберется на самую высокую ступеньку, запоет свою старую песню и шелест реки и шепот травы будут вторить ему, а сосны кивать макушками.
Моя старая скво меня бросила, вот блудница, плутовка, каналья,
Я тут путаюсь в осени, в лестницах, старый свет им уже не канает,
Водка с тоником, пачка Ротманса, осень - ты же по гланды, чтоб ее,
Вот харлей свой почистил, думаю, что к утру ковбои заштопаю.
Рок-н-ролл не дается, мать его, горло драть не приучен был, деточка,
Я ж дышал ее каждой складкою, каждой трещинкой, каждой клеточкой,
Ротманс жжет и гортань  и пальцев плоть, хоть садись и собакой вой,
И внутри меня, где-то глубоко ее имя кричит совой. (с) badly_unequal
А я говорила же, что все Фонарщики с придурью? Ложитесь спать, а то так и не услышите блюз.
badly_unequal: (Default)
Между прошлым и настоящим

                            ... лишь поворот ключа...
Выходи за меня — он писал ей в фейсбуке и скайпе
Выходи за меня, я устал, я стал тих и задерган
Выходи за меня, моя боль, гутен морген
Вот и утро вспороло рассветом как лезвием скальпель.
Он курил и не спал, словно завтра уже не наступит,
И сжимал между пальцами рук свой потертый мобильник:
«Моя девочка, это не мир, это чертов могильник
Вот и ангелы вместо крыла прилетают к нам в ступе
Вот и ангелам есть что сказать, но нам нечем их слышать,
Нам вчера отрубили любовь будто за неуплату,
И я сам стал ничтожным подобием Понтий Пилата
И решил, что там где-то я был, но весь слился и вышел...»
Он сжирал себя сам, как сжирают объедки гиены,
И смеялся паяцем и плакал потом, как ребенок,
Он был громче живых и как заживо был погребенным
В этой странной любви. Там внутри. На игле. На системе.
Он копил в себе боль как копят на машину и мебель,
Когда ходят пешком и на завтрак овсянку и воду,
Он был выжат и точен, и тикал, как встроенный модуль,
Выбивающий тактами замысловатый молебен.
«Выходи за меня» как pin code, как пароль и как Mayday
Что бы там не кричало, все равно ведь никто не услышит,
Он же ею дышал! со всех башен, высоток и вышек -
Когда незачем, некуда, смысл? Когда прятаться негде...
Словно вся его жизнь была втиснута в имя и password
И когда загорался онлайн его руки немели -
Будто небо обрывом кончалось и лодки садились на мели -
И никак никуда не добраться... И к окну подходить опасно.
Так бывает когда ты один и не можешь ни спиться, ни сдаться -
Что вокруг тишина, что весна наступает на горло
И что весь синий цвет кем-то вытоптан, выжжен и порван...

И он знал кто все это поджег и не смел пререкаться...

Тот, кто выдумал смелость, забыл проапдейтить пак коды,
И внести что-то важное в их интернетные души.
И когда он ложится в кровать и внутри его ломит и душит
Она пьет апельсиновый чай чтоб не мучаться больше икотой...
Мы — обрывки несказанных фраз... Бог рисует нас над панакотой...


badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'
badly_unequal: (с цветком)

Прятки
A это, знаешь, здесь живут же вот
такие шизофреники, паяцы,
ну те, что Божьей кары не боятся
и психотропных тоже... на живот
ложится солнце и сверкает пяткой
и в бубличную дырку видит ночь
И то, что воду в ступе не столочь...
И то, что мы с весной играем в прятки
Jack Daniel's и время без имен
Без отчеств и без почестей и смысла
В отверстии ключа пятном зависло
Расскаянье и выбежало вон...
Они, что заменяют нам иксы
Не помещаясь ни в границы клеток,
Ни в память, ни в сюжет, ни в это лето,
Они - начало белой полосы.
Большие рыбы тенью кроют дно,
Так кто сказал, что тень всего серее,
Большие рыбы нас собою греют,
Чтоб по весне нас выпустить в окно.

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (pando)
Если бы мой город все еще можно было любить, я бы любила его таким.
Позднеапрельским, рановечерним, пахнущим магнолиями и детским шоколадом, приподнимающимся на цыпочки и сдувающим лепестковую пыльцу на детские голые пятки, желто-лавандовым, воздушным. Здесь все, как я люблю, это мой маленький островок какмненадо, посреди тотального пиздеца. Я приезжаю сюда пить вечерний латтэ, петь колыбельные песни и смотреть как огромные серые руки теней обнимают кирпичные плечи высоких башен, как случайная ветка, заслоняет от лунного света жмурящийся флюгер.

много галимых фото или как я не умею фотошопить )
badly_unequal: (pando)




Проточтонеговорится

Когда-нибудь лет через надцать,

Она будет беззубой старухой сидеть в темноте

И улыбаться. И думать что надо б остаться,

Что стирки на целых полгода, что дети пошли не те.

Что кролики все по норам, никто не приходит выпить,

Что муж ее — старый боров, что ночью кричится выпью,

Что жизнь это сука, сука... что память всегда без стука,

Что где-то была базука, решить бы все разом, но

Она, зажимая ладонью звуки, поет... как в немом кино.

И стынет за домом лето, она до краев раздета,

Как если бы взяли душу и выпили всю. До дна.

Одна, сто веков одна. Дурацкий упрямый счетчик

И эхо звучит все четче. Кто слышит его? Никто.

И эхо летит винтом. Кто вспомнит сейчас о том,

Как жались к друг другу скулы, как поезд дошел до Тулы

И встал на сто тысяч лет. Как кто-то достал билет

И грел об него ладони... Как спорили про диалект,

какой-то деревни в Гизе, и муж ее, он же физик,

сказал, вдруг, что Бога нет. А все засмеялись, глупый,

вот вырастешь и посмотрим откуда берется свет.

Про то, что киты не тонут, про то, что весна с петель.

Все выросли. Все не те. Все вязнут в своих хрущовках,

как будто невозвращенки, как будто обратных рейсов

оттуда не подают. Все думают про уют, Про столики

из Икеи, про чашечки из Старбакса, про разный говеный шит.

А в горле ее першит и тонет в стакане Пасха,

ключей на комоде связка и нет никакой души.

Эй, Элли, зачем ходила ты в свой Изумрудный город,

молчи, нет, не надо, пой. Слова, как вода за ворот

засохшая мандрагора, не твой корешок, не твой.

Jack Daniels, пачка Rothmans, часов равномерный бой...

Вот вышла б за Дровосека и жизнь была бы другой...

Была бы наверное дочка, смеялась бы нотой соль

пила бы ее по глоточкам, звала бы ее Ассоль.

И Боженька бы в ладонях держал бы ее и в сми,

Писали бы будто ангел пришел в этот чертов мир.

Жила б, например, в Париже, на улице Вижирар

И был Дровосек бы рыжим, и звали б его Жерар,

Хотя лучше б звали Ником, какой из Жерара муж.

Она бы за ним что в космос, что на эшафот, что в глушь...

И он приходил бы в восемь, смеялся б, готовил чай

И грел бы ладонью простынь и гладил бы по плечам

И дождь бы купал тюльпаны, выгуливал бы озон,

И белые вспышки молний летели б за горизонт...

И Элли встает из кресла, щекочет щеку платок,

В груди что- то жжет и тесно, и руки как кипяток...

И губы сжимают звуки и ставят их на Capslock

И в небе смеются звезды и вертится потолок...

Проснулся бы кто от крика, но все в это время спят

И бьются в виски минуты — четырнадцать, двадцать пять

И маленький мальчик тихо, исследуя каждую пядь

Целует ее в запястья, в рубашке до самых пят.

Вставай, мама, слышишь, мама? Ну что ты? Болит? Опять?

И вроде бы отпускает, не вспарывает живот,

И Элли целует Кая, и дальше себе живет...

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (топчется жопой)
Не по плечу

Да пошел ты. От песочных наших замков что осталось? Наступил носком кроссовки и ушло. Я как дурочка несу свое весло, все смеются: «детка выдумала шалость — дунь в платочек - он покладист, чист и шелков»...
Да пошел ты. Не в прокуренных, не в пьяных, не в янтарных. Не в обьятьях если уж на то пошло. Не читаю, не живу я по Ошо /если шо/. Привкус крови на запястьях, плач ударных — эти люди, эта водка в этих short(ах).
Да пошел ты. Кто сказал тебе, что свет в конце тонелля — он включился когда я его включу. Чу? Эта боль тебе, родной, не по плечу. Вон твоя пропащей девкой на панели — только ты за ней и можешь только в щёлку.
Да пошел ты. Мне не больно, не скули, сама найду отсюда выход. Лучник сдох и стрелы кончились. Аминь. Посиди с включенным светом, мон ами. Вон аллах о нас не слыхивал и слыхом, а послал на распродажу по дешевке.
Да пошел ты. Как бросать так мы тут первые, не стойте. /Это чертов треугольник — дым зловещий/, это вроде бы простые, знаешь, вещи — это сердце, это камень, там - отстойник. Ты да я, зима, мороз, вечерний Шенбрунн.
Да пошел ты. Чертов мачо, глупый мальчик, что ты значишь? Наступил носком кроссовки и ушло. Тридцать первое не время, не число, чтоб его себе под ребрами пропатчить и носить под левой грудью в распашонке.
Улетела б, убежала б, скрылась, слилась, упозла бы, сто процентов не осталась. Да пошел ты - в тридесятое, на север, к черту, к маме, на три буквы там, в Иопию, к Обаме. Как тебе там в эту пятницу? Не спалось?
Это казнь, почти похожая на милость. Это бой колоколов в соседнем храме. Детка выдумала маленькую шалость.
Леди только что устала и сменилась.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'
badly_unequal: (Default)
Письмо
Я не знаю как любят дочек, я ведь выжат и обесточен, где-то слева дыра, смотри. Я на раз выхожу из окон, я на два расплетаю кокон, я тебя не люблю на три. Я китайский дурной болванчик, вот ведь штука — а был ли мальчик или все замела зима. Я пишу тебе в смсках, что мне плохо и трудно, дескать, как ты там, как всегда сама? Я не знаю как плачут мачо, как уходят и что-то значат, у меня вместо сердца лед. Я молчу в телефонных трубках, я впитал междустрочья губкой
помни главное - я не тот. Я не знаю как любят дочек, кошек, ветер и одиночек, я устал от себя. Я — мим. Как холодное дно бутылки, режет дулом своим затылки и как ангелы чистят нимб... я не знаю. Пишу на окнах что не в ту микросхему воткнут, что зажат между двух миров. В пальцах тянет, зажаты нервы, а была ли зима? Ты первой выходи в тишину дворов... Я не помню как любят. Точно. Я распахнут, распят, порочен. Я расчетлив и междустрочен, многоточен, испит, отсрочен, жалок, выжат, добит, непрочен, я хожу у твоих обочин весь из сердца и червоточин, весь из крестиков, пуль и прочих, тех, что стали важней, а впрочем...
Так ли важно все это, Кэт?
Ты ведь знаешь — корявый почерк, окна настеж и пистолет. Мы не виделись тыщу лет, так что я не могу короче. Анаболики, сигарета, в кровь разбиты душа и пальцы мы же гордые, мы — страдальцы, первой изморозью согреты.
Только знаешь, по водосточке мишура и фальшивка, прочно... Ты... роди мне, пожалуйста дочку.
Точка.

badly_unequal aka Blacksymphony, rewind
badly_unequal: (smart cat)
Иногда переписываешься с людьми короткими фразами, обрывками мыслей и из этого что-нибудь получается. Или не получается...

Минутная слабость

Знаешь, а мне похоже таки пиздец.
Я начинаю вслух себя ненавидеть.
Надо бежать, я не раз ведь такое видел.
Нытик. Не хватит силы. Останусь здесь.
Дальше морочить голову самым близким
Лишая их права поиска новых судеб,
Желчно шипеть в телевизор «Крашеный пудель!» -
В экране Киркоров новую девочку тискал.

Думая «Кто-то сглазил!» искать отмазки
Проще работать руками чем головой.
Наглость – второе счастье. Уже не такой.
Акт мазохизма – раскрасить все серой краской.
Акт о банкротстве. Видя что жить все дороже,
Всех приучать экономить. И показать
Личным примером. Бросил курить вот… Блядь.
Очень похоже – пиздец. Чертовски похоже.

(с) Денсон

В ответ:

Без объяснений

Знаешь, они приходят остаться жить,
Эти кусочки верности самым близким,
Слабость из-за угла смотрит василиском
И постоянно ловит меня на лжи.
Надо бежать, но пульс выдает - «здесь стоп»
Я ведь могу без карты сказать диагноз -
Кто-то в кроваво-красный окрасил лакмус
И отпустил корабликом в водосток.
Вот он, пиздец, пришел, заступил на пост,
Первый пиздец пост принял, второй пост сдал,
Вот уже три столетья как сдан плацдарм,
И переправу смыло и взорван мост...
Черт... Кто-то сглазил, предал, отбросил, слил,
Кто там за смотрового — профукал крысу...
Захохотал и бросился вниз, без смысла,
Ангел мой, свесив крылья с пустых перил.
Без объяснений - выпал и стерся текст,
Может они и правда хватили лишку,
Те, кто кричал, что «сын поломал лодыжку
Это отец распял себя на кресте.»

(с) badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

badly_unequal: (pando)
Оказалось что пули

Оказалось мы здесь, ну не то чтобы слишком уж дома,
Пьем мартини, сидим, курим Винстон и Vogue
На поддонах любовь и еще острый сыр на поддонах
Между ребрами Бог.
Он молчит, мы молчим, кто такие мы чтобы без риска,
Городить эту чушь, что застыла меж пальцами рук,
Там в застенных мирах тает море конфетной ириской
Нас туда не берут.
Было время, прошло, нам осталось касаться плащами,
Просыпаться под крик огалтелых соседских собак,
Мы все сможем и вытерпим - смелые, нам обещали
Что наполнится бак.
Оказалось мы здесь переменные, минус на минус,
Нас никто не решал, если надо нас просто сотрут
Как какой-нибудь глупый эскиз или спам, или вирус
Как сломавшийся прут.
И о чем говорить, если хлещут обиды из кранов,
И больнее, чем эта весна ничего не найдешь,
Я пришла слишком поздно, ушла от тебя слишком рано,
Остальное все ложь.
Слишком мятным был чай, слишком сладким и липким,
Подхожу к остановке, к фонарным солдатикам улиц,
Ветер спрятал в карманы слова, кошельки и улыбки...
Оказалось что пули.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'
badly_unequal: (smart cat)
И эта девочка

Луна смеется да ветер воет
И ночь по небу как ножевое
Вспорола вечность, погнув края.
А эта девочка не твоя.
Она стоит на краю обрыва
И вечность лентой в подоле криво
Ползет как будто она змея.
В кольцо сомкнулись в ней инь и янь.
Чихает смогом ночной Пхеньян,
И Будда курит большой кальян
И улыбается, будто пьян.
А ей смешно быть тряпичной куклой
И боль в горшочке давно протухла
Кардиограммы не лезут в паззлы,
Она ответит ему отказом.
Ну, было девять, а стало десять,
И ритм рваный у этих песен
И с амплитудой у них напряг.
Тридцать второго же мартобря
В двенадцать ровно по Стоунхенджу
Одним отчаянным станет меньше
Он разорвет этот вечный круг.
Ей не хватает тепла и рук
В которых можно уснуть, забыться
И дни меняют замки и лица
Как церковь божая Пирогощи,
Она — фарфоровая наощупь,
Китайский хрупкий такой фарфор.
Следы песочные от ботфорт
И шепот чаек и кофе в чашке
И бой курантов и крик молчащих...
Она на цыпочках, это танец,
И этот, вежливый как британец,
И тот холеный, но очень лживый...
Не цепенеет, не стынет в жилах,
Не остается колючим шрамом
На тонкой коже ее. У храма
Колокола не звенят, а плачут,
Она не может уже иначе -
Она поломана вся, побита
И кто-то ходит всегда гамбитом
В ее последней большой игре.
И точек нет здесь, одни тире,
После которых она не воин,
После которых и мир раздвоен
И как-то скомкан, как лист бумаги.
А в ней давно уже нет отваги,
Чтоб встать и драться за право быть.
Такси считает свои столбы,
И чьи-то окна и перекрестки
И счетчик бьется в виски так хлёстко,
Как будто кто-то расправив плеть,
Решил добить, чтобы знала впредь,
Как это больно когда под дых.
Она же соткана из воды -
вода все стерпит, вода все смоет
Обиды вытрутся слой за слоем
И пустота станет. Пустота.
И только небо. И дым с моста.
И эта девочка. Как с креста.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'
badly_unequal: (smart cat)


(c) Zoran Toldi

Следом

Как он по утру уходит куда-то в окна, со скользкого подоконника свесив крылья, как ветер метет ей в плечи дождем и пылью, когда она пряча слезы выходит с тыльной и долго стоит в подъезде чтобы не мокнуть...

Как он говорит ей «детка, иди на свет, мы здесь поменяем правила и пароли.» Как он обнимает плечи ее порою, щекочет ей ухо, стоит за нее горою,как он ей рисует Нарнию на листве.
Как он ей приносит сердце на сжатых пальцах и в нем еще бьется нежность и хлещет вера, как он ее ждет как пес под закрытой дверью, когда проливным дождем в полуночном сквере, мир кажется то чужим, а то постояльцем.
Как он не ложится спать,не живет, не дышит, пока она не скользнет к нему под одеяло, как он наливает в бокал ей Martini Diablo когда она рассуждает с кем-то об идеалах, как он достает ей торт из заморских вишен.
Как он ее накрывает красивым пледом, губами едва касаясь девичьей скулы, как он говорит: «осилим все караулы, свернем им их злое дуло, собьем их  пули»...
она закрывает глаза и идет за ним следом.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

З.Ы. Кто вам сказал, что это стихи?  Мне говорили, что это диагнозы чужих болезней...


badly_unequal: (smart cat)
Алисе

Дорогая Алиса, здесь жгут по утрам фонари,
Будто этот последний и больше уже не согреться,
Здесь чужие любовь свою меряют в герцах,
Ну а ей, вот-те крест, ну никак не живется внутри.
Дорогая Алиса, здесь в общем-то тот же июнь,
Тот же пух, тот же дым забирается прямо под кожу
Тот же старый фонарщик зовет на сосиски всех кошек,
А они ему так же усердно под утро поют.
Дорогая Алиса, здесь в общем-то можно бы жить,
Забираться с ногами на старое хриплое кресло
Притворятся что это не дом, но похожее место,
И смеяться от этой нелепой до ужаса лжи.
Дорогая Алиса, плевать мне на все, что дрожит
Там и бьется по венам больной и побитою птицей,
От того, что ползущим наверх ну никак не летится,
Почему-то ни разу не стало хотеться не жить.
Дорогая Алиса, ты скажешь, что все это блажь,
Все проходит и это пройдет, превратившись в песок,
Но во мне этот страх так реален и так же весом
Как луна, что уходит считаться за темный гараж.
Дорогая Алиса, он ходит ко мне по ночам,
Открывает все створки, садится на мятую простынь,
Говорит со мной как-то без фальши и просто,
Будто кто-то вверху отпустил его сжатый рычаг,
Будто кто-то сказал ему: «вот оно, дерни за нитку,
Оно все расплетется само, надо только начать...»
Дуралей-Купидон, говорят он пропил свой колчан
И теперь пьет коньяк и смеется чеширской улыбкой.
Дорогая Алиса, забыть невозможно, забыть -
Означает всю жизнь притворяться, вся жизнь, как сорбит
Это будто зашкалил и сдался твой компас обид,
А ты зубы сцепил и идешь против неба «на вы».
Дорогая Алиса, на скотч или анкерный гвоздь,
Прикрепить звезду можно, но будет ли так же светить?
Говорят и фонарщик устал, потерял свой фитиль
И по крышам жжет небо без всяких там спичек и просьб.
Дорогая Алиса, все тексты затерлись в базальт
Я - ужасный рассказчик, мне лучше молчать не дыша,
Говорят в тишине можно слышать как плачет душа,
Только мы слишком громко молчим чтоб об этом узнать...
badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

З.Ы. Я стала стесняться своих стихов так, как будто это что-то неприличное, ей Богу.

Profile

badly_unequal: (Default)
badly_unequal

November 2013

S M T W T F S
     12
34 56789
10 1112131415 16
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Caturday - Longhair for Heads Up by momijizuakmori

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios