badly_unequal: (beauty)

Пациент всегда прав, Доктор Богатых домов или Королевские боли

За неимением ничего другого, я смотрю нынче Royal Pains. Я не могу сказать, что это какой-то прям мега-крутой сериал типо Хауза, да и сравнивать его с хаусом глупо — он совсем другой, но со второго сезона он начал вставлять меня больше и больше, хотя после первых двух серий первого сезона, я уж было подумала, что ну фуфло-фуфлом... Совершенно не оригинальными методами работы доктора и совершенно не его медицинским рыцарством и робингудством, как могло бы показаться.

Неинтересно не ходи )

badly_unequal: (pando)
Итак, я досмотрела-таки 6 сезон Костей. Я неимоверно зла на ТВ3 за этот под...б с переводом после 13 серии. Когда привыкаешь, то привыкаешь... Надо было сначала смотреть на англицком, блин. Что до остального, то я вполне себе удовлетворена этим самым 6-м сезоном. Ну, да, чуть меньше юмора и больше серьезности, но в целом же хорошо? Единственное чего я не могу простить Хэнсону, это убийства м-ра Н. Мюррея. Ну, блин, ну вот почему обязательно надо было убивать маленького ни в чем не повинного фрика? Почему нельзя было убить директора ФБР? Я зла как сто тысяч хомячков. Это несправедливо. Это неправильно. Он хороший.
Хитом сезона бесспорно считать Fever Ray "Keep the streets empty for me". Потому, что я так сказала. Не, ну разве вы не ощущаете как равномерно выписывает кардиограммы ваше одинокое сердце этой глухой серой ночью?

З.Ы Только вот что мне теперь смотреть в ожидании 7-го сезона?
badly_unequal: (pando)
Жутко громко и запредельно близко
Дж. Фоер


"Нам нужны громаднейшие карманы — такие, чтобы в них умещались наши семьи, и наши друзья, и даже люди, которых нет в наших списках, незнакомые, которых мы все равно хотим защитить. Нам нужны карманы для муниципальных округов и целых городов, карманы, способные вместить всю Вселенную."

Можно по-разному относиться к этой книге. Можно говорить о том, что автор просто взял беспроигрышный вариант и, естественно, попал в яблочко. Можно говорить о том, что всемирная трагедия+ребенок=всеобщие рыдания=бестселлер ибо сентиментально же. Можно. Одного нельзя сказать про эту книгу - что написана она плохо. Что бы мы ни говорили об авторе - "увидел по телевизору новости про ВТЦ, тут же накатал пару сентиментальных строк", "решил сыграть с роял-флешем на руках" и пр. - одно очевидно - пишет он хорошо. И, кстати, вот пресловутой сентиментальности, а в этом я дока, выдавить из меня слезу проще пареной репы, ее здесь нет. Ну, нет здесь давления на жалость, коим грешат многие. Есть мальчик, есть его бабушка, дедушка, мать, все со своими историями, все со своей болью, а тот самый ВТЦ, здесь вообще второстепенен. Ну не поменялась бы картинка если бы отец мальчика умер в другом горящем здании. Понимаете? Суть, она не в этом. И даже вообще не в смерти отца ребенка... Суть в том, что каждому по-разному не хватает любви. И каждый ищет ее, как может, кто в письмах, кто в ключах, кто в таких же, как сам.


Цитатки

Бабушка верит в бога, но не верит в такси.

Еще )
badly_unequal: (Default)
"Загадочное ночное убийство собаки"

Марк Хэддон

Мне сложно оценивать книги с какой-то другой точки зрения, кроме ощущательной. Если эта книга трогает меня эмоционально, то, как правило, я забиваю на “затянутость”, “ошибки”, отсутствие-присутствие сюжета, завершенности линий и прочее. Меня занимает только персонаж. Я проживаю с ним его жизнь, радуюсь или плачу, ругаю или одобряю... Я не умею по-другому. Вот “Загадочное ночное убийство собаки” именно такая книга, а Кристофер именно такой персонаж. Ему 15, у него аутизм, проблемы в семье, свой особый порядок вещей, любимая математика и вполне счастливая жизнь. А собака... Собаку просто кто-то убил. А все подумали сначала на Кристофера, а потом, ведь это собака, а не человек и расследовать убийство никто не стал. Никто, кроме Кристофера. А потом оказалось, что собака вообще не при чем, а книга о том, как бывает когда у человека аутизм, а надо как-то жить и справлятся с этим. А близкие люди, они ведь тоже предают иногда и приходитя бежать, а значит менять привычный уклад, а одному Богу известно, как это сложно когда тебе 15 и у тебя аутизм.

И, может быть, это тысячу раз повтор и так уже было и кто-то писал об этом, но я не могу относится к Кристоферу по-другому. Слишком он для меня реален почему-то.

Цитатки:

"Я полагаю, что люди очень часто не понимают друг друга. И тому есть две основные причины.
Первая основная причина состоит в том, что люди часто общаются, не используя слов. Шивон говорит, что, если поднять одну бровь, это может означать много разных вещей. Это может значить: «Я хочу заняться с тобой сексом», и также это может значить: «Я думаю, что ты сейчас сказал глупость».

"Когда глядишь на небо, то знаешь, что смотришь на звезды, которые находятся в тысячах световых лет от тебя. И некоторые из этих звезд уже давным-давно не существуют, потому что их свету понадобилось слишком много времени, чтобы до нас добраться. И сами эти звезды уже мертвы, или взорвались и разрушились, или превратились в красных карликов. И от этого ты сам себе кажешься очень маленьким. И тогда, если у тебя в жизни есть какие-то сложные проблемы, их можно считать незначительными. То есть такими маленькими, что их можно не принимать в расчет."

"8.32 Сесть на школьный автобус
8.43 Проехать мимо магазина тропических рыб
8.51 Приехать в школу"

"...иногда так бывает, что хлеборезка работает недостаточно быстро, а хлеб продолжает поступать, и получается закупорка. Я иногда представляю свой разум в виде машины, хотя это не обязательно хлеборезка. Но так проще объяснить другим, что со мной происходит."

"Мать говорила, что Кристофер - чудесное имя, потому что оно обозначает историю о том, как быть добрым и помогать другим. Но я не хочу, чтобы мое имя обозначало историю о том, как быть добрым и помогать другим. Я хочу, чтобы мое имя обозначало меня."

"Ложь – это когда ты говоришь, что было что то такое, чего на самом деле не было. Но речь идет только об одной вещи, которая происходит конкретном месте в конкретное время. А ведь есть неопределенное число вещей, которые не случились в этом месте и в это время. И если я думаю о чем то, чего не случилось, я начинаю думать и об остальных вещах, которые тоже не случились.
Например, сегодня утром я съел готовый завтрак и выпил немного малинового молочного коктейля. Но если я скажу, что на завтрак у меня были шоколадные подушечки и чашка чаю то начну думать о кукурузных хлопьях, и о лимонаде, и о картошке, и о «Докторе Пеппере», которых тоже не было. Потом я подумаю о том, что я не завтракал в Египте, и в комнате не было носорогов, и отец не носит водолазный костюм, и так далее. И даже один только факт, что я сейчас это все пишу, пугает меня так, что я начинаю дрожать. Это так, будто я нахожусь на вершине очень высокого здания, а внизу, подо мной, – тысячи домов, и машин, и людей. Я вижу это все разом, и это переполняет мою голову, и оттого я боюсь, что позабуду стоять прямо и держаться за перила. А тогда я упаду вниз и погибну."

"На пятый день, когда было воскресенье, шел сильный дождь. Мне нравится, когда идет сильный дождь. Он звучит как белый шум, который как бы тишина, но не пустота."

"И еще я объяснил, что люблю собак, потому что они преданные и честные и некоторые собаки умнее и интереснее, чем многие люди. Например, Стива, который приходит в школу по четвергам, приходится кормить с ложечки, и он даже не способен принести палку. Шивон попросила меня не говорить ничего такого матери Стива…"

"Я вышел. Отец стоял в коридоре. Он поднял правую руку и развел пальцы в стороны. Я поднял левую руку и тоже растопырил пальцы. И мы соприкоснулись подушечками. Мы так делаем, потому что иногда отец хочет меня обнять, но я не люблю, когда меня трогают, поэтому мы немножко касаемся друг друга, и это обозначает, что отец меня любит."

badly_unequal: (на лицо)
А знаете какую самая наркоманская книжка из тех, что я читала ? "Джим Моррисон после смерти" Мика Фаррена. О, как она чудно идет когда ты только что отошел от наркоза, с трудом соображаешь где ты и кто все эти люди, а тут такая сладкая психоделика... Но мне понравилось. Точно Вам говорю, под определенный настрой, под косяк или качественный наркоз (кому что больше нравится - по мне так и без этого мозги отправятся в далекие галактики) эта штука - лучшее лекарство:)
badly_unequal: (smart cat)

Концовка, конечно, офигенная. Не ожидала. Все думала, что автор уже все сказал. Ан нет. Не все. Хорошая книга. В любимые.  Интересность можно понять по цитатам. Я читала с карандашиком.

Лайонел Шрайвер "Нам надо поговорить о Кевине". В русском издании "Цена нелюбви".

«Возможно нажать на спусковой крючок арбалета или пистолета не сверхъестественнее, чем потянуться за стаканом воды. Боюсь, оказывается, что перейти в «невообразимое» не сложнее, чем переступить порог обычной комнаты, и в этом, если хотите, весь фокус. Секрет. Как всегда, секрет в том, что никакого секрета нет. Может Кевину даже хотелось похихикать, хотя это не в его стиле; колумбинские подростки хихикали. И как только выясняешь, что нет ничего, что могло бы тебя остановить, - что кажущийся непреодолимым барьер находится всего лишь в твоей голове, - можно снова и снова переступать тот порог, делать выстрел за выстрелом. Как будто жалкое ничтожество провело линию на ковре, которую ты не должен переступать, а ты дразнишь его, прыгая туда-сюда.»

«Прошел месяц, не день. Ни криков, ни улюлюканья, ни лыжных масок, ни обрезов. Они пришли украдкой. Только хруст веточек под ногами, приглушенный первый шлепок краски на нашу роскошную дверь красного дерева, убаюкивающий океанический шелест краски по стеклу, тихая дробь брызг, не громче сильного дождя. На наш дом обрушилась не спонтанная, дикая ярость, а ненависть, кипевшая до тех пор, пока не стала густой и пикантной, как изысканный французский соус».

«Возможно, я предполагала когда-то, что после личного апокалипсиса мелкие жизненные неприятности не будут меня беспокоить. Но это не так. Ты все еще чувствуешь холод, ты все еще отчаиваешься, когда на почте затерялся пакет, и ты все еще раздражаешься, когда тебя обсчитывают в «Старбаксе». Казалось бы, в данных обстоятельствах меня должно смущать то, что я все еще нуждаюсь в свитере или муфте или возмущаюсь по поводу недоанных в сдаче полутора долларов. Однако с того четверга вся моя жизнь окутана таким покровом смущения, что я решила находить в мелких неприятностях утешение, а не символы выживания.»

«Вероятно, в периоды примирения таких пар нереальность пограничной линии способствует ее растворению. Я с завистью представляю, как они это замечают: «Смотри, в комнате ничего нет, один воздух; мы можем дотянуться друг до друга». Однако в нашем случае то, что разделяло нас, было слишком осязаемым, а если его и не было в комнате, оно могло бы войти в любой момент по собственному желанию.»

«...полная зрелость не очень сильно отличается от детства. Оба состояния в своих крайностях подразумевают следование правилам.»

«Прости, но не жди, что я смогу уклониться от этого разговора. Пусть я не знаю, как назвать тот четверг. Злодейское преступление звучит как цитата из газеты, инцидент до неприличия принижает серьезность случившегося, а день когда наш собственный сын совершил массовое убийство, слишком длинно, не правда ли? Однако мне прийдется его как-то называть. Я каждое утро просыпаюсь и каждый вечер ложусь спать с тем, что сделал Кевин. Это мой жалкий заменитель мужа.»

«Казалось, что дому перерезали глотку. Оттенок краски, разлитой дикими пятнами теста Роршаха, был выбран с таким тщанием — насыщеный, яркий, сочный, с пурпурно-лиловым оттенком, что вполне мог быть специально смешан.»

«И меня снедало любопытство. Мне было интересно, что чувствуешь, когда из-за того же угла пискливый голосок зовет «Маммм-МААА». Ты это начал. Так вам дарят единственного слоника из эбенового дерева, а вы вдруг понимаете, что было бы забавно собрать коллекцию.»

И концовка. Одна сплошная цитата...


badly_unequal: (с цветком)

Уравнение с тремя неизвестными
Такая себе крохотная рецензия на "Нульова заповідь" Оксани Вєліт. (если она мне разрешит, я допишу еще и ссылку)

Эту историю следовало бы писать на украинском языке. Следовало бы, но я так боюсь не попасть в ее бит или попасть, но совсем не в такт, что пишу на этом.

Окружающий мир, он до краёв переполнен одиночеством. Оно витает в воздухе, хлопает дверью соседского балкона, свистит из щелей дома напротив, воет бездомной собакой и кричит пролетающей птицей. У каждого из нас, в самом дальнем углу его большого или маленького дома, где-нибудь в коробке с открыточками, письмами, детским платьицем, бирочкой из роддома, или, например, в пакетике с крупой на верхней полке, или между страницами старого медицинского справочника, хранится одиночество. Как заначка на черный день. Как самая большая драгоценность, которую периодически достаешь с полки и щупаешь чтобы убедится, что она там есть. И она там есть. Всегда.

У Оксаныной Мальвы этого одиночества что называется «полные горсти». И эта взрослая маленькая девочка, с ладонями полными пустоты, которой льется изнутри таким разрывающим водопадом и ничем, слышишь, ничем его уже не заткнуть... эта девочка однажды позволила себе полюбить. Позволила себе впустить эту чертовку на Л. внутрь и не смогла с ней справится там. Ну, бывает, скажете Вы, чо уж там... Кто-то глушит свое одиночество вселенской любовью и у него это получается. У кого-то получается плохо. Мальва не справилась совсем. Бывает. Но любовь поглотила всю Мальву целиком от кончиков пальцев до самого донышка огромных как небо глаз и даже не поперхнулась. Она вросла в нее гигантским спрутом, запустила острые щупальца в самое ее естество, высосала все живое и оставила только свое безжизненное, бездыханное спрутье тельце. И теперь оно тикает в Мальве такой медленной бомбой, таким искусственным сердцем, начиненным тротиллом. Возможно оно приживется и не взорвется, а возможно...

А возможно Мальва — убийца. Холодная, как дно океана. Пустая, как стенки высохшего колодца. Мальва убивает свою собаку, своего брата, но на самом деле Мальва убивает саму себя. Медленно, с особым садизмом, по кирпичику, по крупиночке... Во имя любви. Во имя Тараса. Так бывает, что ты связан с человеком незримыми нитями и если положить эти ниточки на свет, они кажутся такими тонкими, что только тронь. Но вот если попробовать разорвать эти нити, то они окажутся тугим канатом, который сколько ни режь - только ножовку сломаешь да выматеришься. Можно только выжечь. Выжечь да пепел развеять по миру. И то, при условии, что вяжут тебя только эти нити. У Мальвы с Тарасом были еще сны. А сны не поддаются контролю и разуму. Не поддаются и все тут. Можно попробовать не спать... Но тогда уже лучше не жить. Мальва любила эти сны еще и потому, что во сне ее любил Тарас. В жизни же Тарас делал все чтобы не позволить себе любить Мальву. Это так глупо. Так глупо запрещать себе любить. Это как будто взять и однажды запретить себе дышать. И задохнуться. И перестать быть. И не жить. Тарас живет с пустотой внутри. Ест, пьет, спит, делает все обычные вещи, но с дыркой в сердце. Навылет. Представляешь, идет по улице человек, а у него слева дыра, через которую видно солнце в небе, окно дома напротив, перила моста. Тарас говорит Моне, девушке, с которой он живет пока Мальва идет пешком по свету чтобы найти его:

«- Мені добре з тобою, бо мені не треба кохати тебе, а тобі — мене. Згодься, всі твої образи, твої слова про кохання — це всього навсього бажання бути такою, як треба, бути одною з тих, про кого ти читала в дитинстві. Я це бачу в тобі. А ще я бачу довгі, красиві ноги, високі груди... Я знаю, що коли ми розійдемось, коли я одного разу не повернуся, ти з легким сердцем викреслиш мене з життя і знову повернешся в бар, де ми зустрілися, ніби на перехрестя давно минулих часів. Ти відчуєш свободу й бажання йти далі. Ти зустрінеш іще когось і через пару хвилин просто забудеш про моє існування. Я люблю це в тобі. Ти найкраща господиня для мого серця, бо ніколи не розіб'єш його”. Защищая таким образом свою свободу, Тарас на самом деле теряет ее потому, что такая трусость уже не свобода. Это вечные попытки защитить себя, убежать от себя, нацепить на себя бронежилет и не попасть под перекрестный. И Тарас бежит от себя по этому минному полю в тяжелом бронежилете, по-дурацки задирая длинные ноги. Бежит с этим самым большим бензиновым факелом в руке чтобы не оставить после себя ничего, чтобы выжечь все до тла, до кустика, до травинки.

Когда Мальва стала беременной Тарасовым ребенком, а это выяснилось уже тогда, когда Тарас ее бросил, мне показалось, что вот оно спасение для этих двоих. Вот же решение этой глупой задачки, в которую герои сами себя поставили, с двумя неизвестными. Третье неизвестное. Эврика! Но к тому моменту, Мальва уже раскрошила в себе все кирпичики, развеяла все крупинки. Мальва бросает ребенка, разрывая тем самым еще одну веревочку, вьющуюся от нее к Тарасу. Финал. Занавес, Апплодисменты довольных зрителей. И если бы жизнь была огромным ластиком, она бы стерла Мальву и Тараса со страниц этой книги одним нехитрым движением. Как по щелчку. Раз и их нет. Два и ты ставишь книгу на полку и забываешь все, что только что прочел. Но жизнь не ластик, а поток времени в пространстве, и как всякий поток, любит упорядоченное движение. И если ты не можешь упорядочить это движение сам, она упорядочит его за тебя. Ребенок Тараса и Мальвы вырастает и убивает обоих родителей. И если тебе, хоть на минуту кажется, что это жестокая и несправедливая концовка, то я говорю тебе — не ищи зла там, где его нет. Смотри вон лучше, как спокойно и красиво идут по заснеженной пустыне Мальва и Тарас. Видишь? Ты только глаза не открывай...а если увидишь на снегу белый лист бумаги с рисунком — не читай его. Просто не читай.

Небо в тобі

Мальва гортає в долонях скажені ті кулі,

Що розмовляють і плачуть, кричать і шепочуть

Мальва не хоче тих куль, що є сили не хоче...

Кулі летять. Гулі-гулі.

Кулі не сплять, прошивають скуйовджене небо,

Виснуть дірками, лоскочуть, болять і сміються...

Мальвина кава стікає малюнком по блюдцях,

Тим, що ії знати не треба.

“Холодно, холодно, холодно, чуєшь? Ти чуєшь?

Вітри порвали нам крила, кругом лише стіни.

Майже лечу, Я лечу, я лечу, я лечу, я

Знов розпадаюсь на тіні”...

Тіні приходять на крик, осідають на віях,

Пишуть нечитані тексти на білих долонях,

Мальва стискає до болі долонями скроні,

Мальва хіба що не виє.
***

Мальва самотня примара, незгоєний біль.

Тільки квітуча зсередини наче ті терни...

Мальвині крила мов небо - блакитно-химерні

Мальвине небо в тобі.

badly_unequal aka Blacksymphony, 'rewind'

Цитаты, которые мне понравились.

“Вечір приходив у це місто не так, як в інші міста. Тут він не опускався повільно і непомітно, не закутував дерева й ріки в сутінки, нашіптуюючи комарам, що час виходити на полювання. Вечір тут падав на асфальт, на дерева, на дахи будинків, ніби мішок з цементом — різко, з глухим хлопком, здіймаючи хмарку пилу. Та й відчуття тут увечері було таке, ніби знаходишся в целофановому мішку. Здається, що ось-ось розірвеш прозору плівку, яка заважає тобі дихати й вільно рухатись, що ось-ось вийдеш з балки і вдихнеш вітру узвищщя... Але ти можеш скільки завгодно дертися вгору, знову спускатися під захист верб, бігати до річки, повертатися в дім... а прозора плівка оточуватиме тебе так само... до ранку.”

«-Ага, як казав один мій знайомий, уяви собі дитину, яку в підвалі троє мужиків заживо кромсають пилою “Дружба”. Тобі стає легше?”

Ми сильніші за смерть, але слабші за нас самих”.

А еще мне очень понравился язык, которым написана книга. Где-то я читала в интернете, что, мол недоработан он или что-то в этом роде. Так вот. Лично у меня, как у читателя никаких непоняток и трудностей не возникло. Читалось легко и приятно.

Profile

badly_unequal: (Default)
badly_unequal

November 2013

S M T W T F S
     12
34 56789
10 1112131415 16
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

  • Style: Caturday - Longhair for Heads Up by momijizuakmori

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:41 am
Powered by Dreamwidth Studios